Эрих фромм секс


Столь ревностное подавление секса трудно было бы понять, если бы оно касалось лишь секса как такового. В большинстве случаев стремление нарушить сексуальные запреты по сути своей есть не что иное, как попытка мятежа с целью вернуть себе прежнюю свободу. Следует, однако, ясно понять, что свобода - это отнюдь не вседозволенность и своеволие.

Они могут позволить себе не осуждать секс и получать наслаждение от сексуальных отношений, не испытывая при этом чувства вины. Она означает свободу расти и развиваться в соответствии с законами человеческого существования автономными ограничениями.

Власть же, которая навязывает ребенку чуждые ему нормы, служащие самой этой власти, а не соответствующие специфической природе ребенка, является "иррациональной".

Любая власть, которая способствует осуществлению этой цели, является "рациональной", если это достигается мобилизацией активности ребенка, его критического мышления и веры в жизнь. Мы не можем вернуться назад; мы можем двигаться лишь вперед. Важно то, что новые формы свободы от собственности положат конец сексуальным излишествам, характерным для всех обществ, ориентированных на обладание.

Обществу и семье как его психосоциальному посреднику приходится решать трудную задачу: Все данные свидетельствуют о том, что в гетерономном вмешательстве в процесс развития ребенка, а позднее и взрослого человека скрыты наиболее глубокие корни психической патологии и особенно деструктивности.

Результаты этой ожесточенной борьбы между детьми и родителями являются темой исследования Дэвида Шектера "Развитие ребенка".

Эрих фромм секс

Сексуальное влечение - это одно из выражений независимости, проявляемое уже в очень раннем возрасте мастурбация. Это не значит, что следовало бы вернуться к образу жизни этих примитивных обществ, - да мы и не могли бы при всем желании этого сделать по той простой причине, что порожденный цивилизацией процесс индивидуализации и индивидуальной дифференциации сделал любовь иной, чем она была в примитивном обществе.

В большинстве случаев стремление нарушить сексуальные запреты по сути своей есть не что иное, как попытка мятежа с целью вернуть себе прежнюю свободу.

Эрих фромм секс

Свободное, спонтанное выражение желаний младенца, ребенка, подростка и, наконец, взрослого человека, их жажда знаний и истины, их потребность в любви - все это подвергается различным ограничениям. Для этих групп, свободных от собственнической ориентации, сексуальное наслаждение является одной из форм выражения бытия, а не результатом сексуального обладания.

Мы не можем вернуться назад; мы можем двигаться лишь вперед.

Свободное, спонтанное выражение желаний младенца, ребенка, подростка и, наконец, взрослого человека, их жажда знаний и истины, их потребность в любви - все это подвергается различным ограничениям. Результаты этой ожесточенной борьбы между детьми и родителями являются темой исследования Дэвида Шектера "Развитие ребенка".

Человеческие существа - как и особи любого другого вида - обладают специфической структурой и могут развиваться лишь в соответствии с этой структурой.

В большинстве случаев стремление нарушить сексуальные запреты по сути своей есть не что иное, как попытка мятежа с целью вернуть себе прежнюю свободу. Они могут позволить себе не осуждать секс и получать наслаждение от сексуальных отношений, не испытывая при этом чувства вины.

По этой причине общество более упорно борется с сексуальными влечениями, чем с любыми другими человеческими желаниями. Однако не секс, а подавление воли человека является причиной подобного осуждения.

Во многих так называемых примитивных обществах не существует вообще никаких табу на секс. Все данные свидетельствуют о том, что в гетерономном вмешательстве в процесс развития ребенка, а позднее и взрослого человека скрыты наиболее глубокие корни психической патологии и особенно деструктивности.

Результаты этой ожесточенной борьбы между детьми и родителями являются темой исследования Дэвида Шектера "Развитие ребенка". Свобода не означает свободу от всех руководящих принципов. Следует, однако, ясно понять, что свобода - это отнюдь не вседозволенность и своеволие. Стремление расти в соответствии со своей собственной природой присуще всем живым существам.

Фактически всякого рода табу порождают сексуальную озабоченность и извращения, а сексуальная озабоченность и извращения не создают свободы. В результате сложного процесса внушения определенных идей и доктрин, с помощью всякого рода вознаграждений и наказаний и соответствующей идеологии общество решает эту задачу в целом столь успешно, что большинство людей верят в то, что они действуют по своей воле, не сознавая того, что сама эта воля им навязана и что общество умело ею манипулирует.

Свободное, спонтанное выражение желаний младенца, ребенка, подростка и, наконец, взрослого человека, их жажда знаний и истины, их потребность в любви - все это подвергается различным ограничениям.

Зачастую этот бунт обретает форму своего рода "итальянской забастовки" - ребенок теряет ко всему интерес, становится ленивым и пассивным - вплоть до предельно патологических форм медленного самоуничтожения. Это справедливо и для любых других видов поведения человека, когда он стремится к чему-либо запретному, пытаясь вернуть себе таким образом свободу.

Взрослеющий человек вынужден отказаться от большинства своих подлинных сокровенных желаний и интересов, от своей воли и принять волю и желания, и даже чувства, которые не присущи ему самому, а навязаны принятыми в обществе стандартами мыслей и чувств.

Все данные свидетельствуют о том, что в гетерономном вмешательстве в процесс развития ребенка, а позднее и взрослого человека скрыты наиболее глубокие корни психической патологии и особенно деструктивности. Для того чтобы сломить это сопротивление - осознаем мы его или нет, - необходимо физическое или умственное усилие.

Мы не можем вернуться назад; мы можем двигаться лишь вперед.

Она означает свободу расти и развиваться в соответствии с законами человеческого существования автономными ограничениями. Для этих групп, свободных от собственнической ориентации, сексуальное наслаждение является одной из форм выражения бытия, а не результатом сексуального обладания.

Любая власть, которая способствует осуществлению этой цели, является "рациональной", если это достигается мобилизацией активности ребенка, его критического мышления и веры в жизнь. Следует, однако, ясно понять, что свобода - это отнюдь не вседозволенность и своеволие.

Свободное, спонтанное выражение желаний младенца, ребенка, подростка и, наконец, взрослого человека, их жажда знаний и истины, их потребность в любви - все это подвергается различным ограничениям. Важно то, что новые формы свободы от собственности положат конец сексуальным излишествам, характерным для всех обществ, ориентированных на обладание.

Чтобы установить контроль над частной собственностью, нам необходима власть, ведь нужно защищать эту собственность от тех, кто стремится отнять ее у нас, ибо они, как и мы сами, никогда не могут довольствоваться тем, что имеют; стремление обладать частной собственностью порождает стремление применять насилие для того, чтобы тайно или явно грабить других.

Однако не секс, а подавление воли человека является причиной подобного осуждения. Для этих групп, свободных от собственнической ориентации, сексуальное наслаждение является одной из форм выражения бытия, а не результатом сексуального обладания.

Наибольшую трудность в подавлении воли представляет сексуальная сфера, поскольку здесь мы имеем дело с сильными влечениями естественного порядка, манипулировать которыми не так легко, как многими другими человеческими желаниями. При установке на обладание счастье заключается в превосходстве над другими, во власти над ними и в конечном счете в способности захватывать, грабить, убивать.

Однако не секс, а подавление воли человека является причиной подобного осуждения. Церковь запрещает регулирование рождаемости, но вовсе не потому, что она считает жизнь священной ведь в таком случае эти соображения привели бы к осуждению смертной казни и войн , а лишь с целью осуждения секса, если он не служит продолжению рода.

Чтобы управлять людьми, мы нуждаемся во власти для преодоления их сопротивления. Сексуальное влечение - это одно из выражений независимости, проявляемое уже в очень раннем возрасте мастурбация. Свободное, спонтанное выражение желаний младенца, ребенка, подростка и, наконец, взрослого человека, их жажда знаний и истины, их потребность в любви - все это подвергается различным ограничениям.

Результаты этой ожесточенной борьбы между детьми и родителями являются темой исследования Дэвида Шектера "Развитие ребенка".

Обладание - Сила - Бунт Стремление расти в соответствии со своей собственной природой присуще всем живым существам. Однако не секс, а подавление воли человека является причиной подобного осуждения. Они могут позволить себе не осуждать секс и получать наслаждение от сексуальных отношений, не испытывая при этом чувства вины.

Но простое нарушение сексуальных запретов не делает человека свободным; мятеж, так сказать, растворяется, гасится в сексуальном удовлетворении… и возникающем затем чувстве вины. Это не значит, что следовало бы вернуться к образу жизни этих примитивных обществ, - да мы и не могли бы при всем желании этого сделать по той простой причине, что порожденный цивилизацией процесс индивидуализации и индивидуальной дифференциации сделал любовь иной, чем она была в примитивном обществе.



Девка плачет при сексе
Семейныйсекс avi
Видео секс геев в спортзале
Видео у гинеколога секс машина
Порно видео мама соблазняет дочь русское
Читать далее...

<